05 ИюлБиблиотека Гумер — история


Дата: 05.07.2015

Ваш комментарий о книге

Патеркул В. Римская история
ОГЛАВЛЕНИЕ
КНИГА I
КНИГА II
Немировский А.И. Веллей Патеркул и его время
Дашкова М. Ф. Стилистические особенности «Римской истории» Веллея Патеркула

Текст приведён по изданию: «Римская история» Веллея Патеркула / Немировский А.И., Дашкова М.Ф. — Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1985. — 211 с.
Перевод и комментарии А.И. Немировского.
— — — — — — — —

Веллей Патеркул

Гай Веллей Патеркул (Gaius Velleus Paterculus, ?19 до н. э. — ?31) — римский историк, автор «Римской истории» («Historiae Romanae libri II») в 2 книгах, излагающие события от Троянской войны до 30 г. Особенно подробно описаны времена Августа в виде биографических очерков выдающихся деятелей. Был претором, сопровождал Тиберия в походах в Германию и Паннонию; по возвращении в Рим был претором. Его "Historiae Romanae" в двух книгах представляет краткий очерк римской истории от прибытия Энея в Италию до 30 года по Р. X. В первой книге события излагаются кратко, и дошла она до нас в одних отрывках. Во второй, касающейся событий более близкого времени, рассказ ведется подробнее, и потому, несмотря на односторонность, обуславливаемую общественным положением автора, она составляет ценный источник. К концу первой книги приложено нечто вроде очерка истории греческой и римской литературы.
Веллей Патеркул не принадлежит к первоклассным историкам; с него начинается серебряный век латинской письменности.

— — — — — — — —

Веллий Патеркул, Velleius Paterculus, род. ок. 20 г. до н. э., римский историк. Все сведения о жизни В.П. известны из его произведения. Он родился в Кампании, в богатой семье эквитов. Как и его отец и дед, служил в армии. В 1-4 гг. н. э. участвовал в походе на Восток, а затем до 12 г. н. э. сражался под знаменами Тиберия в Германии и Паннонии. Произведение В.П. под (вероятно, не аутентичным) заглавием Римская история (Historia Romana) в 2 книгах, охватывающее всю историю Рима, автор посвятил консулу 30 г. н. э. Марку Виницию, который был сыном его прежнего военачальника. У кн. I (начинавшей историю Рима от Троянской войны) погибло начало и часть, описывавшая период от Ромула до 168 г. до н. э. (сражение под Пидной). Эта книга заканчивается 146 г. до н. э., разрушением Карфагена и Коринфа. Книга II посвящена 146 г. до н. э. – 30 г. н. э. Повестоваание становится все более детальным по мере приближения к современности. В.П. включил в книгу два исторических экскурса: о римской колонизации и о провинциях — и три литературных. Говоря о Гомере и Гесиоде, упоминая трагиков и комиков, ораторов и философов, он выказывает хорошее знакомство с греческой литературой, но в качестве источников своего руда называет только Катона и Гортензия. Между тем вероятно, что материалы для кн. I он черпал у Непота. При написании кн.II В.П. обращался к трудам Ливия и документам из государственных архивов. Он описывал также события, очевидцем которых был сам. Знал он и Светония. Значительные части произведения остаются под влиянием риторической школы, где учили истории на примерах знаменитых и выдающихся людей; отсюда биографический характер его труда. Сторонник нового строя (в котором он видел продолжение республики) и воин Тиберия, В.П. исполнен восхищения императором и его политикой. Этот льстивый тон заслужил порицание Тацита.

М.В. Белкин, О. Плахотская. Словарь «Античные писатели». СПб.: Изд-во «Лань», 1998
— — — — — — — —

Веллей Патеркул
(20 до н.э. — ок. 31 гг. н.э.) историк, современник Тиберия
Страх римского народа перед диктатором был большим, чем страх, заставляющий прибегнуть к диктатуре.
Редко завидуют славе тех, чьего могущества не боятся.
Помпеи определенно выдающийся человек, и даже чересчур выдающийся для свободного государства.
Помпеи (…) там, где ему должно было быть первым, всегда хотел быть единственным.
Едва ли не глупо было «бы перечислять гениев, которых мы еще помним, (…) ведь насколько велико восхищение, настолько затруднительна оценка.
Безделью сопутствует зависть.
Если прежде ему (Помпею Великому) не хватало земли для побед, то теперь не хватило земли для погребения.
К настоящему мы относимся с завистью, перед прошлым же преклоняемся, считая, что одно нас затмевает, а другое учит.
Источником бедствий чаще всего служит беспечность.
(Источник: «Афоризмы. Золотой фонд мудрости.» Еремишин О. — М.: Просвещение; 2006.)

В.С. Дуров. Художественная историография Древнего Рима

Веллей Патеркул — восторженный поклонник римской империи и особенно Тиберия, так что складывается впечатление, что его история была задумана как панегирик императору.

О жизни Веллея Патеркула мы знаем лишь то, что он сообщает о себе в своем сочинении. Он принадлежал к кампанскому роду всадников, крепкому своими военными традициями. Высокие посты в римской армии занимали его дед по отцовской линии, отец и брат. Сам Веллей Патеркул воевал в составе римского войска на Востоке, в Германии и Паннонии. Был начальником конницы при Тиберии и позже его легатом. В Германии ему предоставилась возможность лично узнать Тиберия и оценить его военные способности. В 14 г. н. э. Тиберий назначил Веллея Патеркула претором на ближайший год. Таким образом, историк принадлежал к тем социальным группам, которые выдвинулись с установлением принципата.

Свою «Историю», которая охватывает обширнейший период от Троянской войны до 30 г. н. э., Веллей Патеркул посвятил своему другу, консулу 30 г. н. э. Марку Виницию. Начало истории утрачено, кроме того, имеются значительные лакуны в дошедшей части сочинения. Весь труд разделен на 2 книги, в первой из которых изложение доходит до событий 146 г. до н. э., когда были разрушены Карфаген и Коринф. Вторая книга посвящена внутренним и внешним событиям последнего столетия римской республики, переходу к принципату Августа и правлению императора Тиберия.

Содержание «Истории» Веллея Патеркула охватывает огромный отрезок времени, однако автор, не задерживаясь на событиях очень отдаленных времен, быстро переходит к рассказу о современных ему событиях. Повествование лишено какой-либо авторской индивидуальности и довольно безлико.

Обращение к далеким истокам, которые непосредственно сами по себе историка не интересуют, — обычная уступка анналистике. Поэтому темп повествования очень неровный, что видно уже из распределения материала по двум книгам: первая часть напоминает сжатый компендий с очень стремительным темпом изложения, постепенно рассказ делается все более обстоятельным и подробным, когда же речь заходит о Тиберии, повествование становится до некоторой степени элогием с характерными для этого жанра чертами стиля, пространного и многословного, так что вся предшествующая часть служит как бы вступлением к основной части сочинения. Веллей Патеркул сам заявляет о своем намерении вести изложение в стремительном темпе и неоднократно указывает на некоторую свою торопливость в рассказе о древних событиях. Однако не создается впечатления, что его произведение написано без тщательной предварительной подготовки материала.

Тот факт, что «История» была написана специально для Виниция, чтобы снабдить будущего консула кратким и удобным руководством по всеобщей и римской истории, в какой-то степени объясняет некоторые характерные особенности этого сочинения, в частности, его общедидактическую установку, благодаря которой история под пером Веллея Патеркула становится чем-то большим, нежели простой перечень событий. Это скорее серия портретов исторических персонажей, которые показаны довольно наглядно с их достоинствами и недостатками, причем автор время от времени делится своими замечаниями и объяснениями.

С этим способом комментированного изложения материала сочетается полное отсутствие у писателя исторического чутья и проницательности. От его взора ускользают действительные, сложные и глубокие причины событий, которые, по его мнению, зависят прежде всего от отдельных личностей, на которые он взирает скорее с любопытством, чем с прозорливостью исследователя.

Стремление к упрощенчеству делает Веллея Патеркула фанатичным защитником законности и установленного порядка, каким бы этот порядок ни был: тот, кто его защищает, всегда прав; тот, кто ему противится, — не прав. Это — одно из оснований, побуждающих историка восхвалять Тиберия, ведь Тиберий— законный наследник Августа, живая гарантия непрерывности императорской власти, вечности и несокрушимости Римской империи. В принципате Веллей видит оплот мира и залог порядка. Он превозносит цезарей, как раньше, описывая эпоху республики, отзывался с похвалой о Сулле и Помпее, воспринимая их как опору и носителей законности.

В то время как римская историография эпохи империи часто принимала аристократически-оппозиционный характер, Веллей Патеркул представлял собой как бы рупор военного сословия, к которому он принадлежал и лояльность которого по отношению к принципату выражал.

Веллей Патеркул вовсе не раболепствующий льстец, каким он иногда может показаться. Он пишет с искренностью, которая заслуживает уважения, просто он не ставит перед собой политических проблем; идеологические расхождения его не интересуют. Из упрощенческого понимания и истолкования исторического процесса рождается и его морализм. Все это, однако, не мешает ему следовать стилистической моде времени. Сила изобразительности в прозе Веллея скорее внешняя, а не присущая писателю органически. Для достижения эффекта он прибегает к стилистическим ухищрениям — ассонансам, антитезам, параллелизмам, апострофам.

В «Истории» Веллея Патеркула есть одна оригинальная находка: описывая политические и военные события, он нередко задерживает внимание на событиях из области культуры и литературы, сообщая, пусть очень кратко и в общих чертах, об особенностях греко-римской цивилизации в различные периоды ее существования. Он не только дает сведения об истории литературы, но и высказывает свои суждения по отдельным вопросам. Эти оценки не заслуживают особого внимания, но весьма показательны из-за своего наивного схематизма. Так, Веллей полагает, что каждый литературный жанр, развиваясь, достигает своей наивысшей зрелости, после чего неизменно следует стремительный упадок.

Хотя Веллей Патеркул никогда не углубляется в причины событий, его история представляет интерес, потому что в ней имеются те характерные черты, которые вскоре станут господствующими в имперской культуре: универсализм, форма краткого руководства, внимание к вопросам культуры и литературы, любопытство к биографиям личностей.

.

Обсуждение закрыто.
Источник: babyrent.lviv.ua/